Зачем идти на программу «Архитектура голоса» концертного агентства «Ухо»

С 20 по 23 июня в Киеве пройдет новый цикл концертов музыкального агентства «Ухо» — «Архитектура голоса». На этот раз концерты посвящены воде, а среди локаций — вёсельный центр, нудистский пляж на Трухановом острове и киевская водогрязелечебница. О том, как подготовиться к концертам, а также зачем слушать новую музыку на пляже, Vogue.ua рассказала Саша Андрусик, основатель «Уха».

Саша Андрусик (фото Миша Бочкарев)Как возникла идея посвятить цикл концертов водам?

«Архитектура голоса» — проект, в котором мы рифмуем музыку и место, где исполняется музыка. Первую серию мы делали целый сезон — в ней было одиннадцать концертов. Оранжерея Ботсада, Тарелка на Лыбедской, музей палеонтологии, Кирилловская церковь и кинотеатр «Флоренция» на Троещине — оттуда. Серия была вводной и локации мы тогда никак дополнительно не связывали между собой — просто рассказали о Киеве. Вторую серию решили дополнительно тематизировать — она была о стадионах : «Динамо», «Старт» и Олимпийском. Третья — о воде, потому что Киев — о воде, реке. Не только о Днепре на самом деле: в Киеве больше 70 рек, о большей части из них нам ничего не известно, их давно спрятали в коллекторы и туннели. У любого, кто вырос здесь, или просто жил достаточно долго, масса “речных” импринтов. В детстве я ездила к бабушке на скоростном Метеоре, мы садились на него у Речного вокзала. Мой дядя бесконечно собирал и разбирал мотор для своей лодки, папа школьником катался на льдине не хуже мамонтенка. Десятки раз я видела, как зимой на речных станциях метро в вагон заходили мужчины с удочками и обветренными лицами. Мало в каких городах есть нудисткие пляжи, судостроительные заводы и композиторские районы у набережных — а у нас есть. Все это про Киев.

«Архитектура голоса» на Олимпийском стадионеКак подбирали локации для этого проекта?

Локации подбирали тяжело — столько отказов, как в этот раз, у нас никогда не было, многие объекты у воды оказались режимными. Логистически самая сложная площадка — нудистский пляж. Со стороны Труханового острова к нему ведут непроходимые дороги, переправлять на него людей, инструменты и аппаратуру придется лодками со стороны Гидропарка. Мы всех уговорили и все придумали, даже как доставить туда рояль, но пока ждем финального прогноза погоды на пятницу — грозу не уговорим. План Б есть, но он не предполагает задника из реки, Лавры и обнаженных горожан. Другие локации — Киевская водогрязелечебница на Дарнице и Вёсельный центр в Институте Физкультуры. Первое — невероятный в своей реликтовости советский санаторий, заставленный пальмами и фикусами. Вот линия метро, а вот — жемчужно-хвойные ванны, лечебные грязи и прочие гидропроцедуры. В нее мы поместили проект Алексея Шмурака и Олега Шпудейко. Музыкально он строится вокруг двух источников — птичьего пения (записанного и синтезированного) и народных (человеческих, а не птичьих) песен. Ребята задействуют синтезаторы, голоса, сопилку и различные звукорежиссёрские и композиторские ухищрения вместе с аутентичными полевыми записями. Еще они задействуют замечательного поющего врача, обнаруженного нами в лечебнице. Концерт начнется в три, а с 16 до 18 желающие смогут принять ванны, заодно послушав специально заготовленные нами аудиоинсталляции. Ханна Сильва, Томоми Адачи и наш импровизированной летучий хор выступят в Вёсельном центре 21 июня. Это зал для тренировки гребцов-академистов, с пустым (сейчас) бассейном и огромной лодкой-симулятором. Нам придется поработать с его акустикой, но гребцы с хористами хорошо рифмуются. Адачи — японский композитор и исполнитель, саундпоэт, изобретатель, одинаково интересующийся аппаратными интерфейсами, нейросинхронизацией и искусственными спутниками. Безумный vocal artist, чьи проекты представляли Tate Modern и Центр Помпиду. В коллаборации с британской писательницей и перформеркой Ханной Сильвой они работают с голосом, электроникой, и например, двумя инфракрасными сенсорными рубашками.

Что такое летучий хор?

Томоми раньше не бывал в Киеве и чтобы услышать (хотя бы фрагментами) одну из его самых известных работ — хоровой цикл Yo, записанный на Tzadik, мы предложили ему провести небольшой вокальный мастер-класс для вокалистов и музыкантов-аматоров. Это и есть Летучий хор, в него вошли режиссеры-документалисты, художники, студенты-композиторы и прочие энтузиасты — всего около 20 человек. Их услышим на концерте 21 июня.

Как готовиться к концертам?

Прелесть «Архитектуры голоса» в том, что возможная сложность музыки компенсируются неординарностью мест, в которых происходят концерты. Кураторская задача тут не только в том, чтобы добиться идеальной рифмы «место-музыка», но и простроить серию таких сюрреалистичных ситуаций, которые воспринимались бы целиком. Японская экспериментальная музыка в рамке из вёсел? Парижская солистка, хор и камерный ансамбль, играющий на игрушечных инструментах возле нудистов? Хвойно-жемчужные ванны под аккомпанемент из голосов околоводных птиц? К этому не надо готовиться, нужно просто в этом оказаться.

Про аудиовизуальную программу

«Архитектура голоса» открывается 20 июня в Пленке двумя аудиовизуальными проектами. Во-первых, «Картой выхода из тела города» Дарьи Кузьмич. Если тело понимается как плотность, совокупность — как лишиться плотности? У Даши есть много советов о том, как обрести бестелесность. За обозначением «видеоинсталляция» и белыми водолечебными шторами скрывается большой проект, составленный из видео, рисунков, живописи, объектов, текстов — своих и Жени Белорусец. Проект, обнажающий показывающего его человека. Кто этот человек? Художница из Киева, сейчас живущая между Киевом и Берлином. В аналоговых техниках Дарья исследует постсоветское, а в видеоарте и текстах — постгуманизм и теории телесности. В 2015 году она закончила отделение монументальной живописи в Киевской художественной академии, сейчас учится в Берлинском университете искусств, в классах Ай Вэйвэя и Нины Фишер. Посмотреть выставку в Пленке можно будет до 27 июня. Во-вторых, Катя Бучацкая показывает «Лету», проект о практике вымывания серебра из пленок на советских и постсоветских кинокопировальных фабриках. Прииски на речках памяти уничтожают изображении, но щадят звук. Мы почистили и завели Катин киноаппарат «Украина», он призывно гудит. В-третьих, к десяти мы начнем АСМР-конференцию о доступе к воде. Это пять докладов с сурдопереводом — в том числе о биохакинге микроорганизмов в водных экосистемах, подземных речках Киева, сакральной географии местных вод. Участники конференции — АСМР-энтузиасты  Катя Либкинд, Василь Хвист, Филипп Олейник, Катя Бучацкая и Андрей Коростий. Даже Томоми Адачи считает, что это гениальный проект — но вы, пожалуйста, загуглите АСМР до того, как идти.

Читайте также:
Как прошла премьера оперы "Мой предательский свет"

Журнал: одно «УХО» на двоих

Источник

Похожее